Елена Проклова: Квазимодо? Да я всегда мечтала о такой роли!

Опубликовано: 25 января 2018 в 10:04

Опубликовано: «Союзное Вече»

Елена Проклова вышла на театральные подмостки. Играет в «Омуте любви» по смелой повести Куприна «Яма». Спектакль идет в Театре Надежды Бабкиной «Русская песня».

Это новая работа Анны Бабановой. В основе — сценарий Ярославы Пулинович, ученицы Николая Коляды, одного из самых востребованных современных драматургов. В роли хозяйки публичного дома Анны Марковны — Надежда Бабкина. Елене Прокловой досталась, пожалуй, самая сложная роль — экономки Зои, немолодой, побитой жизнью, безоговорочно преданной хозяйке.

ЗА БАБКИНОЙ — ХОТЬ НА КРАЙ СВЕТА

— Елена Игоревна, как чувствуете себя в компании «публичных женщин» на сцене?

— Прекрасно! Все же это не служительницы дома терпимости, а потрясающие актрисы. Талантливые, одухотворенные. Замечательно поют, двигаются. Они с такой душой выкладываются, что у меня ощущение, будто я вернулась в прошлый век, во МХАТ… Работая в последнее время в антрепризах, поняла, что подлинное театральное искусство утрачивается, превращается в клоунаду, в желание развеселить публику. А этот спектакль — многоплановый и необычный.

— Почти не знаю людей, которые не боялись бы Надежду Бабкину. Из-за ее сильного характера. А вы — из смельчаков?

— Мы с Надеждой давно знакомы. Уважаю ее и пойду за ней на край света.

— Непросто было вам, всегда игравшей красавиц, превратиться…

— В Квазимодо? Говорите прямо! Моя Зоя убогая, хромает. Да еще художник по костюмам помог сделать ее тенью. А я мечтала о такой роли. Зоя — трагическая героиня. Думаю, она — дочка одной из проституток. Девочке было лет десять, когда на ее глазах убили мать. Почему она осталась в доме? Наверное, Анна Марковна сочла нужным пригреть сироту. И Зоя преданно, как собака, работает за кусок хлеба. Живет в стиле «подай-принеси», подглядывает. Боится мужчин. Ею движет злоба оттого, что она не состоялась как женщина. Другой жизни не знает и в конце концов сходит с ума. Ее мне безумно жаль. Хочется сыграть так, чтобы и зрители прониклись к ней теплыми чувствами, потому что нет на свете ни одной женщины, которая не была бы достойна любви, внимания, сострадания.

— А если серьезно об этой проблеме: по-вашему, проституцию следует узаконить?

— Это древнейшая профессия. Она все равно есть и будет. Хоть в подполье, хоть на виду. В правовых рамках она станет прозрачнее — в первую очередь в медицинском смысле. Государство делает вид, что мужскую природу — полигамную, темпераментную — можно изменить. Это дикость. Я — за честность.

ДА НУ ИХ, ЭТИ ЦАЦКИ

— Недавно в эфире ТВ вы откровенно рассказали о том, кто был, выражаясь строчками из песни Патрисии Каас, среди «мужчин, которых вы знали». В их числе — Олег Табаков, а также Андрей Миронов и Олег Янковский. Все они — удачливые ловеласы. Чем их обольщали?

— Думаю, тем же, что считывается в моих актерских работах: открытостью и честностью. Умением любить, прощать. Хотя это типичные черты российских женщин. И мне они присущи. Мужчины это ценят.

— Кто из поклонников ухаживал красивее других?

— Ой, не знаю. Я счастливая женщина в этом плане. Мне везло на одаренных мужчин, стремящихся доказать свою любовь. Подарков было немного, но внимания всегда с избытком. Ценю искренние, честные, мощные чувства. Это самое главное. Шубки, колечки
и другие цацки для меня всегда были на втором плане.

Елена Проклова: Квазимодо? Да я всегда мечтала о такой роли!

Вместе с Еленой Прокловой (слева) в «омут любви» угодили Надежда Бабкина, Анастасия Макеева и Вячеслав Манучаров. Фото предоставлен пресс-службой Театра » Русская песня»

СЕКРЕТЫ КРАСОТЫ

«Завтрак надо заработать»

— Когда последний раз были в Беларуси?

— Минувшим летом на «Славянском базаре» в Витебске. Приезжала со спектаклем «Невеста напрокат». Принимали потрясающе, поэтому собираемся еще. В Беларусь приезжаю как домой. С детства. Там огромное количество друзей и знакомых. Нередко проходят съемки. То же самое и с Узбекистаном, например. Я до сих пор, как многие актеры моего поколения, не воспринимаю этого раздела большой страны на части. Хочется, чтобы все опять объединились. Прекрасно же, когда сильная, мощная, авторитетная в мире страна.

— Традиционный для нашей газеты вопрос: любимое белорусское блюдо?

— Драники. Обожаю их и сама пеку. Иногда балую себя. Вообще-то сижу на собственной жесткой полусыроедческой диете. Она возникла из многолетнего опыта наблюдения за собой. Считаю, что завтрак надо заработать. С утра пью кофе и ем чуть-чуть фруктов, возможно, с кусочком сыра. Обедаю основательно в два-три часа дня. Ем, что нравится. Запаренную гречку и большой-большой салат. Только на оливковом масле. И живу до вечера. Потом — спектакль. А после него — любимая дыня. Если питаться таким образом, еда распределяется на те места, на которые нужно.

— Зарядку делаете?

— Разумеется. Есть маленький комплекс упражнений, но каждодневный: всем известная планка, лежание на валике (это ноу-хау одного известного японского доктора) — отлично для позвоночника. И обязательно кручу двести раз хула-хуп. А еще каждое утро по 150 раз скачу на прыгалках. Иногда стою на голове. Это йоговское упражнение. Если я у себя дома в Сочи, то по утрам плаваю не меньше двух километров.

— Давно купили там жилье?

— Три года назад. Взяла сразу четыре квартиры в новостройке на 11-м этаже и объединила их в одну. Хотела жить так высоко, чтобы видеть море и солнце. Одна из квартир стала террасой. У меня там спа, массажный стол, кухня.

В Сочи живет моя подруга, с которой мы познакомились на программе «Малахов+».

Я ездила к ней раньше два раза в год на «капитальный ремонт» организма. У нее своя клиника. Процедур хватает на полгода, чтобы быть в форме, ничего не болело.

— Нет желания переехать в Сочи окончательно?

— Есть. Там прекрасно. Но мне везде хорошо. Я благодарна каждому дню за то, что здорова, сильна, есть работа, замечательные дочери. Каждое утро, как птичка, щебечу от счастья, что живу.

Система Orphus