В угаре соблазна

Опубликовано: 25 декабря 2017 в 11:08

Опубликовано: РЕВИЗОР.РУ
Автор: Марина Абрамова

Театр “Русская песня” представил музыкальный спектакль “Омут любви” по мотивам повести Куприна “Яма”.

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Фото: театр “Русская песня”

Одна из героинь купринской повести говорит: “Хоть бы кто-нибудь написал по правде, как живем мы здесь, разнесчастные…”. По правде о них написал Александр Куприн, уйдя от сентиментально-сусального и по-христиански жалостливого отношения к представительницам древнейшей профессии. А режиссёр Анна Бабанова в премьерном спектакле “Омут любви” Московского государственного музыкального театра фольклора «Русская песня» под руководством Надежды Бабкиной не менее правдиво поставила музыкальный спектакль.

Ставить любой спектакль о жизни представительниц социального дна очень непросто – есть соблазн скатиться в пошлость. Однако, о постановке режиссёра, Анны Бабановой, такого не скажешь. Спектакль получился, с одной стороны, циничным (иначе такую проблемную тему достоверно не покажешь), с другой – человечным и сострадательным по отношению к тем, кто далеко не по своей воле попал публичные заведения. Одни родились, не ведая родительской любви ласки, других предали и продали собственные мужья, третьи попали в лапы соблазнителей – господ-аристократов, офицеров и солдатья. И путь обманутых и брошенных один – в публичный дом.

Там под властным и неусыпным контролем владелицы заведения Анны Марковны (очень точное и талантливое исполнение Надежды Бабкиной) живут, веселятся и, главное, работают молодые девушки. Да, такая у них работа. Ненавистная и нелюбимая, но, увы, неизбежная в их ситуации. За девушками неусыпно и прозорливо наблюдает экономка (Елена Проклова). Хромой и загнанной жизнью женщине, в монашеской одежде, тоже некуда податься, потому и служит она хозяйке заведения верно, как преданная собака.

Идут дни за днями, один посетитель сменяет другого, и каждый требует исполнения всех своих прихотей. Будь то молоденький студентик, старец с масляными глазками или околоточный (совершенно органичная игра Даниила Спиваковского). И девушки их исполняют, порой доходя до исступления, гомерического хохота, омерзения и песен:

А на диване подушки алые,
Духи «Дорсей», коньяк «Мартель».
Глаза янтарные, всегда усталые,
Распухших губ любовный хмель.
(Слова Н.Ю. Поплавской).

Сценография спектакля (Фемистокл Атмадзас) точно подходит настроению этого городского романса, написанного талантливой поэтессой и, увы, знаменитой кокаинисткой с Трубной площади – известного притона Москвы начала ХХ века. Яркие, красные, синие, зелёные всполохи бархата и плюша, пожелтевшие фотографии и тусклые зеркала окутывают комнаты и залы публичного дома.

Не нужно ничего, ни поздних сожалений,
Покоя все равно мне больше не вернуть.
Так хочется хоть раз на несколько мгновений
В речную глубину без страха заглянуть.
(Слова К. Подревского)

И только воспоминанием о былых, прошлых, радостных и весёлых днях звучит из граммофона мелодия “Элегии” Ж. Массне.

И всё же не только ненависть и отвращение ко всему мужскому племени остались в сердцах и душах совращённых девушек. Есть в них неистребимая женская жалость к своим обидчикам. Скорее, сами обиженные оправятся добровольно на тот свет. Так сделала и красавица-Женька (Анастасия Макеева). Повесилась, не заразила молоденького студента страшной болезнью, пожалела. Ведь душа у неё была доброй и безгрешной.

Капли испарений катятся, как слезы,
И туманят синий вычурный хрусталь.
Тени двух мгновений, две увядших розы,
А на них немая, мертвая печаль.
(Слова А. Дактиль).

Такие же безгреховные души были и у всех её подружек по несчастью, они и хоронят её, оплакивая и читая “Отче наш”. Проблема стара и неизбывна как и мир, увы. Но всё же верно и точно сказала Надежда Бабкина на поклонах после спектакля: “Берегите матерей, дочерей, женское начало страны, потому что в основе всего человеческие чувства, человеческое отношение друг к другу!”.

Система Orphus