Человек-оркестр Александр Варнаев играет в новом спектакле на пиле, косе и дровах

Опубликовано: 7 ноября 2017 в 10:21

Опубликовано: Газета «Вечерняя Москва»
Автор: Анжелика Заозерская

7 ноября в театре «Русская песня», которым руководит Надежда Бабкина, покажут один из самых любимых зрителями спектаклей «Ночь перед Рождеством».

Эта удивительная музыкальная, драматическая и хореографическая постановка — настоящий праздник для москвичей и гостей города. Солист театра «Русская песня» Александр Варнаев — обладатель Гран-при международного конкурса «Планета талантов», артист оригинального жанра, играет Дьякона. Накануне премьеры в интервью «ВМ» Александр рассказал о своей работе в спектакле по повести Николая Гоголя «Ночь перед Рождеством».

 — Александр, спектакль по произведению Гоголя или по мотивам его повести?

— Текст — Гоголя, мы же добавили музыки и танцев.

— У вашего героя — Дьякона — романтические отношения с героиней Надежды Бабкиной — Солохой. Как у вас получается сопротивляться  Надежде Георгиевне?

— Наоборот, она сопротивляется, это я ее домогаюсь. Мой Дьякон хочет Солоху. Как и Дьяк, и Чуб. Целая очередь выстроилась в надежде получить любовь Солохи.

— Вы в спектакле играете на необычных инструментах. Каких?

— Я человек-оркестр, который играет на всем, что издает звуки. Играю на ложках, гуслях, жалейке, свирели, трещотке, балалайке, а также на предметах, совсем не напоминающих музыкальные инструменты: пиле, косе, дровах и многом-многом другом.

– Говорят, что ваш талант  в том, чтобы играть  на вещах, на которых, казалось бы, никто раньше  не играл?

– Нет, до меня народ играл.  К примеру,  пилой дрова пилят, а оказывается еще эти дровосеки, плотники все отстроили, а вот что в час отдыха делать? Взял смычок, пилу и поиграл малость.

— А поете?

— Пою, да, в этом спектакле пою, ну так, как Дьячок: «Моя Солоха, как без тебя мне плохо».

— Где же вас такого нашли?  Прямо вылитый Дьяк!

— В театре «Русская Песня»  под руководством Надежды Бабкиной работаю много-много-много лет.

— Значит, с Надеждой Георгиевной знакомы давно?

— Да, у нас до этого еще был другой театр, много лет, еще с 1998-го года. Так называемая «Малая сцена».  Зал небольшой: на 150 человек, но мы хорошие детские спектакли показывали, новогодние елки хорошие были. Я, в основном, нечистую силу играл: и  Бабу-Ягу, и Лешего, и Черта…. И царя играл.

— Скорее всего, Ивана Грозного? Вы на него похожи.

— Нет, такого сказочного царя Гороха. Мой Горох говорит: «Царь я или не царь? А коли царь, слушайте мою команду!».

— Потрясающе… А вы всегда такой веселый или только перед ролью?

– Я эксцентрик, а значит, всегда такой.  В принципе по жизни я всегда веселый.

— Объясните, пожалуйста, что значит эксцентрик?

— Что-то вроде скоморохов на Руси.

— Как вы относитесь к гаданиям? В «Ночи перед Рождеством» гадают.

— Гадание — это суеверия. Есть традиции, а есть суеверия. Напомню, что православная церковь не жаловала  суеверия, считала их проявлением язычества.

Система Orphus